Skupka-prestizh.ru

Документы и юриспруденция
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что будет с банками в 2020-20212020-2021 году в России

Правительственные поправки в проект бюджета-2021 перераспределяют средства, не меняя основных параметров — Мишустин

«Мы продолжаем работу над проектом бюджета на следующие 3 года. Он принят Госдумой в первом чтении и сейчас документ готовится ко второму чтению. Правительством подготовлен проект поправок, который точнее настроит проект бюджета на решение текущих и перспективных задач, прежде всего, в рамках поручений президента правительства и, конечно, с учетом предложений парламентариев, Счетной палаты и профильных ведомств», — сообщил премьер РФ Михаил Мишустин, открывая заседание.

По его словам, пакет поправок позволит учесть замечания, которые прозвучали в рамках нулевого чтения и рассмотрения бюджета в Госдуме, распределить часть ресурсов, которые удалось сконцентрировать в ходе подготовки проекта, расставить акценты на социально значимых задачах.

«Среди них финансирование кредитной программы по поддержке снижения средней ставки по ипотеке. Ряд изменений касаются сферы здравоохранения, будут выделены средства на обеспечение доступности лекарств и вакцинации, создание системы ускоренного доступа на рынок медицинских изделий и развитие эпидемиологического мониторинга», — пояснил Мишустин.

Также несколько решений направлено на поддержку отраслей экономики, в том числе, внутреннего и въездного туризма. Еще ряд поправок касается распределения межбюджетных трансфертов по регионам, «чтобы субъекты РФ могли оперативно сверстать свои бюджеты, точно знали, на какие суммы поддержки из федерального бюджета они смогут рассчитывать». По словам премьера, речь идет о средствах на модернизацию первичного звена здравоохранения, организацию горячего питания в школах, оплату классного руководства и ежемесячные выплаты на детей в возрасте от 3 до 7 лет.

«При этом общий объем расходов и доходов бюджета, которые уже утверждены, останется неизменным. Все предлагаемые изменения будут способствовать более эффективному и равномерному использованию средств федерального бюджета в соответствии с поставленными целями, позволят обеспечить поддержку людей и экономики. Получатели средств сразу смогут ориентировать на конкретные цифры и начать готовиться к запуску проектов, не дожидаясь дополнительных решений», — заключил он.

Госдума 28 октября приняла в первом чтении проект бюджета на 2021-2023 гг., в соответствии с которым дефицит бюджета в ближайшую трехлетку будет на уровне 2,4% ВВП, 1% ВВП и 1,1% ВВП. Доходы составят в 2021 г. 18,77 трлн руб., в 2022 г. — 20,64 трлн руб., в 2023 г. — 22,26 трлн руб.; расходы — 21,52 трлн руб., 21,88 трлн руб. и 23,67 трлн руб. соответственно.

Эксперты считают, что к 2021 году рынок ипотеки будет полностью цифровым

Thampapon / Shutterstock.com
  • снизить затраты в процессе продаж и обслуживания;
  • создать записи транзакций, которые нельзя было бы изменить мошенническими методами;
  • упростить урегулирование спорных вопросов, обслуживание и продажи ипотечных кредитов на вторичном рынке;
  • обеспечить управление ипотекой без визита в банк;
  • отслеживать любые изменения, касающиеся заявки, в режиме реального времени, причем возможность подделки данных будет исключена.

В то же время некоторые маркетологи допускают, что участие человека в подборе ипотечного продукта сохранится. «Дело в том, что ипотека для многих клиентов – все еще сложный продукт, и они предпочитают получить человеческую поддержку. Наша задача – подстраиваться и давать возможность потребителю гибко переключаться со взаимодействия с машиной на взаимодействие с человеком и обратно, в зависимости от его потребностей», – обратил внимание начальник департамента маркетинга Транскапиталбанка Анатолий Крайников. Человеческий фактор нужно учитывать и со стороны клиента – эксперт не исключил, что идея «ипотеки в один клик» может представлять определенную угрозу для людей, которые склонны к импульсивному принятию решений, без предварительного анализа. Крайников подчеркнул, что даже в условиях полной цифровизации должны применяться фильтры, при помощи которых можно понять, что человек принимает решение взвешенно.

Развитие рынка ипотеки, по представлению экспертов, не должно ограничиваться электронным документооборотом и онлайн-взаимодействием участников рынка на основе современных технологий. Они ожидают, в частности, повышения качества жилья. По словам начальника отдела реализации программ и приоритетных проектов по обеспечению доступным жильем Минстроя России Марии Дормостук, к 2021 году гражданам должны предлагать качественное жилье, обеспеченное необходимой инфраструктурой.

Большинство экспертов также предполагают, что продолжится рост доступности ипотеки. В своих прогнозах они ориентируются на данные прошлых лет, например, по предварительным оценкам рынка ипотеки в 2017 году гражданам было выдано 1,1 млн кредитов на общую сумму 2 трлн руб. По словам руководителя аналитического центра АО «АИЖК» Михаила Гольдберга, в прошлом году был поставлен рекорд выдачи ипотеки, обеспеченный беспрецедентно низкими ставками. В конце 2017 года, по расчетам АИЖК, они закрепились на однозначном уровне – 9,66% на первичном рынке и 9,86% на вторичном.

В целом, как указал Михаил Гольдберг, доступность ипотеки в последние годы выросла в 1,4 раза: с 29% от всех семей в 2012 году до 41% в 2017 году. К 2025 году, предположительно, ипотека станет доступна более, чем для половины населения.

В первую очередь, считают эксперты, повышение доступности ипотеки связано со снижением ключевой ставки Банка России – с 18 декабря 2017 года она составляет 7,75% годовых. Впрочем, могут иметь значение и другие факторы. По мнению руководителя управления партнерских продаж, ипотеки и субсидий ФСК «Лидер» Павла Тимошенко, средняя ставка по ипотечным кредитам в 2018 году может снизиться до 9-8,5% в том числе за счет экономии операционных издержек банков. «Банки сегодня активно внедряют различные онлайн-процессы, которые в конечном счете помогут сделать ипотеку во всех смыслах более доступной», – указал он.

В то же время не все эксперты согласны с такими оптимистичными прогнозами на будущее. В частности, по мнению президента Фонда «Институт экономики города» Надежды Косаревой, сегодня доступность ипотеки увеличивается исключительно в силу снижения ключевой ставки, но не увеличения доходов населения. Кроме того, по ее словам, предложение на рынке жилья не растет так же, как спрос на него – соответствующие тенденции не выявлены, а следовательно, цены на квартиры, вероятно, будут расти.

Что будет с вкладами в 2021 году

Из-за непростой ситуации на финансовом рынке, усугубляемой пандемией коронавируса, и в связи с заявлением Президента РФ от 25.03.2020 г. о необходимости увеличения налогов на банковские вклады многие клиенты кредитных учреждений изъявили желание как можно быстрее закрыть депозиты. Также согласно письму Ассоциации банков России, направленному в адрес председателя ЦБ РФ, все больше людей принимают решение снять наличные средства с банковских счетов. Но имеют ли подобные радикальные меры смысл? И что ждет вкладчиков в 2021 году после внесения поправок в Налоговый кодекс?

Новый налог с процентов по вкладам

В начале апреля 2020 года Президент подписал ФЗ №102 от 01.04.2020 г. Согласно п. 1 ст. 2 указанного законодательного акта, с 2021 года будет введен налог в размере 13% от дивидендов по вкладам и инвестициям в долговые ц/б, суммарно превышающих 1 млн. руб. за налоговый период (за вычетом НПД – так называемого «необлагаемого процентного дохода»). Иными словами, облагаться налогом будет не сама сумма вклада, а процент по нему. В соответствии с разъяснениями регулятора, НПД учитывается как произведение ставки ЦБ РФ на 1 число первого месяца отчетного периода (01.01.2021) на 1 000 000 руб. Так, в 2021 году налоговый вычет ориентировочно составит 62 500 руб. (при ключевой ставке в размере 6%): налогом в 13% будут облагаться только доходы по вкладам свыше 62 501 руб. В налоговую базу не включат проценты по рублевым депозитам, размещенным в банках на территории РФ, в случае непревышения ставки по вкладам (либо по остаткам на счетах) 1%.

Кроме того, в расчет не будут включены суммы процента по эскроу-счетам. Денежные средства, номинированные в иностранной валюте, при расчете налоговой базы переведутся в российскую валюту по курсу, который устанавливает ЦБ РФ, актуальному на день получения дохода. То есть дивиденды, которые россияне получат с курсовой разницы, не будут обложены налогом. Таким образом, как правильно заметил глава комитета ГД по бюджету и налогам Андрей Макаров, экстренное перекладывание денег с рублевых на валютные счета лишено каких-либо оснований (как и «диверсификация» вкладов по разным банкам). Уйти от уплаты налога все равно не получится.

На 01.03.2020 г. на территории РФ открыто более 593,9 млн. счетов: в эту сумму входят вклады граждан и ИП. Общая сумма вкладов приближается к отметке в 31,5 трлн. руб. На депозиты, превышающие 1 млн. руб., приходится не менее 57% указанной суммы. При этом таких «счетов-миллионников» всего 5,9 млн. ед. или 1%.

Минфин подробно разъяснил, что будет с вкладами в 2021 году. Так, в итоговый расчет не будут включаться %-ные доходы по вкладам граждан, полученные в 2020 году. Новый налог необходимо будет оплатить не позднее 01.12.2022 г. на основании соответствующего налогового уведомления (п. 6 ст. 2 ФЗ №102). При введении налога с процентов по вкладам гражданам не потребуется декларировать свои доходы. По мнению главы комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолия Аксакова, от уплаты налога могут освободить пенсионеров, но данная информация пока официально не подтверждена.

Средства, вырученные за счет введения нового налога, пойдут на решение острых социальных проблем, в т.ч. на поддержку многодетных семей, а также на финансовую помощь людям, оставшимся без трудоустройства или вынужденным взять больничный.

Вырастут ли ставки в 2021 году

По результатам опроса РБК, большинство российских банков-респондентов не испытывают дефицита ликвидности. Однако, с целью повышения привлекательности банковского продукта, некоторые игроки рынка планируют изменить ставки по вкладам и накопительным счетам в сторону их повышения. Данные меры направлены на привлечение новых и сохранение старых клиентов. В качестве примера можно привести следующие мероприятия:

  • повышение минимальной ставки до 6% годовых по накопительным счетам МКБ с апреля 2020 года;
  • повышение ставок по вкладам Росбанка с 26 марта 2020 года;
  • планируемое внедрение нового тарифного плана по накопительным счетам Россельхозбанка.
Читать еще:  Заявление на получение корпоративной карты Сбербанка

Промсвязьбанк не заявил о своем намерении изменить условия по депозитам в краткосрочной перспективе. Почта Банк ждет разъяснений регулятора, а в Райффайзенбанке нет существенных изменений в отношении накопительных программ: более точная стратегия на 2021 год не раскрывается.

Мнение экспертов

Уже сегодня можно предположить, что будет с вкладами в 2021 году. Дальнейшее развитие ситуации, по мнению большинства экспертов, будет зависеть от таких факторов, как:

  • уровень инфляции;
  • величина ключевой ставки процента;
  • поведенческая стратегия вкладчиков (потребительская или сберегательная).

Как верно отметил Валерий Пивень, руководитель группы рейтингов финансовых институтов АКРА, у россиян не так много способов вложения и размещения денежных средств. Для сохранения текущего уровня вкладов кредитным организациям целесообразно внедрить премию на величину налога в процентную ставку. Для сохранения рентабельности банкам придется изыскать пути повышения операционной активности.

В результате на рынке могут появиться новые банковские продукты, такие как семейное обслуживание и всевозможные программы привилегий, говорит Юрий Ногин, руководитель рейтинговых финансовых институтов НРА. При этом «порог входа» в бонусную систему, скорее всего, повысится: могут увеличить минимальный размер вклада для получения привилегий. Также специалист не исключает, что у граждан появится интерес к накоплению и сбережению наличных денежных средств.

По мнению Антона Табаха, главного экономиста «Эксперт РА», введение налога сильно не отразится на пассивах банков. Сергей Вороненко, руководитель группы финансовых инструментов S&P, подсчитал, что в результате внедрения новых мер убытки вкладчиков не превысят 1 процентный пункт от ставки по всем вложениям, если брать в расчет среднюю ставку, которая составляет 5,15%. Также, по мнению эксперта, нововведения не повлекут за собой серьезного оттока капитала со счетов вкладчиков.

В России к 2021 году может закрыться еще 200 банков

454 банка закрылось в России с 2013 года по настоящее время. При этом аж 77 из них прекратили свое существование только за 2018 год. В это сложно поверить, но глобальная «зачистка» банковского сектора, которой долго пугали население аналитики, является реальностью и двери банка, в котором вы храните свои сбережения, могут навсегда закрыться уже завтра.

По состоянию на начало 2019 года, в РФ полноценно функционировало 440 банков, то есть менее 50% от того их количества, что было 6 лет назад. Не секрет, что закрывая их, Центробанк пытается навести порядок в кредитной сфере, однако объемы, в которых происходят эти закрытия, наводят на мысль о том, что кто-то явно «перегибает палку».

Так, по мнению главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной (занимающей этот пост как раз с 2013 года), банковский сектор России сильно «перенаселен» и подлежит дальнейшей зачистке. Так, даже по осторожным прогнозам, к концу текущего года с рынка исчезнет еще порядка 40-50 банков, а в 2020-х их число вообще может достичь двух сотен.

По словам самой Набиуллиной, она борется исключительно за большую открытость сектора и защищает интересы граждан. Однако, в её действиях легко угадывается и другая логика – большие банки растут за счет маленьких и ими проще управлять. А если при этом пострадают интересы рядовых вкладчиков, банк которых окажется «следующим», то это, естественно, не её забота. Как говорится, лес рубят – щепки летят.

Подписаться:
Поделиться:

Muzparty.net — бесплатный музыкальный портал

С каждым днем все холоднее и холоднее, люди реже выходят на улицу и потихоньку впадают в осеннюю депрессию. Ведь как-никак такая пассивная жизнь давит, а уж…

  • Главная страница
  • Армия и оружие
  • Шоу-бизнес
  • Спорт
  • Красота и мода
  • Автомедиа
  • Наука
  • Интернет
  • Здоровье
  • Общество
  • Криминал
  • Происшествия
  • Культура
  • Политика
  • Hi-Tech
  • Размещение рекламы
  • Обратная связь
  • Вакансии
  • Контакты

Издание «ВладТайм»(новости России, Украины и мира).

S&P: ухудшение качества активов российских банков может продолжиться в 2021 году

Ухудшение качества активов российских банков продолжится по меньшей мере до конца 2020 года и, возможно, в 2021-м. Об этом говорится в обзоре рейтингового агентства S&P Global Ratings. Эксперты опираются на результаты деятельности 14 крупнейших банков, чьи активы составляют около 80% активов банковской системы и, следовательно, являются хорошим индикатором тенденций развития и проблем банковского сектора в целом.

«Крайне неблагоприятная экономическая ситуация обусловит дальнейшее ухудшение способности некоторых компаний, предприятий малого и среднего бизнеса (МСБ), а также физических лиц обслуживать и погашать долговые обязательства в 2020—2021 годах. Как следствие, объем кредитов, признанных проблемными, увеличится, и этот показатель для крупнейших российских банков может достичь 12—15% их совокупных кредитов к концу 2020 года, увеличившись в два раза по сравнению с показателем на конец 2019 года (7,5%)», — указывают эксперты.

В рамках базового сценария в S&P также ожидают, что в 2020 году крупнейшие российские банки могут увеличить расходы на формирование резервов до 2,5—3% среднего объема амортизированных кредитных портфелей по сравнению с 0,84% в 2019 году. Это означает, что финансовые результаты некоторых банков будут находиться лишь на уровне безубыточности.

По данным отчетности этих банков, расходы на формирование резервов по кредитам, взвешенные по среднему объему амортизированных кредитных портфелей, составили около 210 базисных пунктов (в годовом выражении) по итогам первого полугодия 2020 года, в то время как за тот же период 2019 года они составили 55 б. п. Вместе с тем за I квартал 2020-го этот показатель в годовом выражении составил 220 б. п., то есть в этот период он был примерно на том же уровне, что и за полугодие в целом. Кроме того, в первом полугодии 2020 года около 0,63% амортизированных кредитных портфелей (в годовом выражении) крупнейших банков были списаны (по сравнению с 1,23% за тот же период 2019-го и 1,02% в среднем за 2015—2019 годы).

«В связи с этим мы ожидаем больше списаний во втором полугодии 2020 года, что также соответствует нашим ожиданиям более значительных, чем отражено в отчетности за первое полугодие, резервов на потери по кредитам за целый год», — резюмируют аналитики.

По данным агентства, финансовые результаты 14 крупнейших российских банков за первое полугодие 2020 года, отраженные в отчетности, на 21% хуже показателей за тот же период 2019 года, в основном вследствие увеличения отчислений на резервирование, что со временем будет отражено в статьях о прибылях и убытках банков.

«В России ограничительные меры, связанные с пандемией COVID-19, начали вводиться в конце марта текущего года, а затем, начиная с июня, их стали постепенно снимать. Восстановление показателей отдельных сегментов экономики еще далеко до результатов прошлых лет. В связи с этим мы полагаем, что ухудшение основных показателей качества активов, вероятнее всего, продолжится в соответствии с нашим базовым сценарием, как только истекут сроки «кредитных каникул» по задолженностям и реструктуризации, в то время как финансовые «подушки безопасности» для ряда заемщиков могут быть исчерпаны и не поддержаны достаточным восстановлением бизнес-активности», — указывают эксперты.

До сих пор, замечают они, сохраняется значительная неопределенность в отношении развития ситуации с пандемией COVID-19, ее потенциального влияния на восстановление мировой экономики и того, как она в конечном счете может повлиять на восстановление российской экономики.

«Возрастающая угроза второй волны пандемии COVID-19 в ряде экономически развитых стран может привести к возобновлению приостановок экономической деятельности в этих странах и возобновлению пессимистических ожиданий в отношении глобального спроса, торговли и цен на сырьевые товары. Это, вероятно, приведет к пересмотру наших прогнозов в отношении российского банковского сектора», — предупреждают аналитики.

S&P Global Ratings учитывает высокую степень неопределенности в отношении дальнейшего развития ситуации с пандемией коронавируса. По оценкам экспертов в области здравоохранения, многие страны уже проходят пик пандемии или приближаются к нему, однако угроза заражения будет сохраняться до тех пор, пока вакцина или эффективные препараты не станут общедоступными, что произойдет не ранее второго полугодия 2021 года. Аналитики оценивают экономические и кредитные последствия пандемии, опираясь на это допущение. S&P отмечает, что будет пересматривать свои оценки и допущения по мере развития ситуации.

В зоне риска: какие банки закроются в 2021 году в России

Москва, 05.11.2020, 19:13:59, редакция ПРОНЕДРА.РУ, автор Татьяна Орлонская.

Эксперты отмечают улучшение индекса здоровья российских банков до лучшей отметки в течение последних двух лет. При этом каждая десятая кредитная организация имеет высокий риск потерять лицензию в течение следующего года. Многие из проблемных игроков финансового рынка сейчас трудятся на Московском рынке. Уже с начала 2020 года Центробанк России лишил лицензии четыре отечественных банка. Первым «неудачником» оказался Нэклис-банк, контролируемый Натальей Касперской. Согласно подсчетам, дефицит денежной массы в банке составлял 1,3 миллиарда рублей. Изначально Касперская заявила, что является пострадавшей стороной.

  • Какие банки закроются в 2021 году в России
  • Проблемы банков сегодня

Спустя какое-то время стало известно об отзыве лицензии Нижневолжского коммерческого банка. Вслед за ним с рынка ушли АПАбанк и ПФС-банк. Представители коммерческих учреждения «Крайинвестбанк» и «Русь» обратились к ЦБ с заявлением о ликвидации. Затем на «мели» оказался Севастопольский морской банк.

Какие банки закроются в 2021 году в России

Сейчас все реже банки лишают лицензий. В 2020 году в зоне риска продолжают оставаться только 38 коммерческих учреждений. Данную информацию предоставило рейтинговое агентство «Эксперт РА». Аналитики считают, что в течение 12 месяцев дефолт угрожает почти каждому десятому (9,5%) банку. Но пока не озвучивается список рискованных кредитных организаций.

Главный финансовый регулятор России напоминает, что в стране на начало года работали 442 кредитные организации. На сайте регулятора 402 банка отмечены как те, кто открыто публикует свою отчетность. В прошлом году по сравнению с 2018 годом число банков, лишившихся лицензий, сократилось. По этой причине кто-то ощутил дефолт только в 2020 году. В течение 2019 года ожидалось 46 банкротств, но фактически закрылись 28 банков. По этой причине в наступающем году ожидается уход не закрывшихся игроков и появление новых «проблемных» точек.

Читать еще:  Москва присоединится к «прямым выплатам»

Проблемы банков сегодня

Ухудшение качества активов банков в России — тенденция, которая продлится в текущем и следующем годах. Данное предположение выразило глобальное рейтинговое агентство S&P Global Ratings. Многие банки в стране ощущают дефицит своевременной оплаты клиентов по счетам. В результате пандемии материальное положение россиян сильно пострадало.

В Российской Федерации еще весной 2020 года был введен ряд мер для борьбы с пандемией коронавируса. В марте начался жесткий карантин, который только с июня начали смягчать. Некоторые сегменты экономики постепенно начали отходить от стресса, но придется потратить немало времени, чтобы вернуть былые кондиции. По этой причине пока что эксперты сохраняют пессимистические прогнозы относительно состояния банковского сектора. Когда будут завершены «кредитные каникулы», относительно реструктуризации и кредитных каникул у многих начнутся проблемы. Ведь не все готовы восстанавливать бизнес-активность. Ресурсы бизнеса и граждан исчерпаны, а экономика требует перезагрузки.

Банковский кризис-2020: Российскую экономику пугают «черным октябрем»

Спровоцировать скорый обвал может огромный рост неплатежей, коллапса избежать вряд ли удастся

Менее чем через месяц, уже в середине октября нынешнего года, Российская Федерация рискует столкнуться с глобальным банковским коллапсом. Такое резонансное заявление сделал, в частности, известный отечественный экономист, публицист, автор многочисленных монографий и учебных пособий, постоянный автор «СП», доктор экономических наук Валентин Катасонов. Эта проблема в финансовом секторе, допустил эксперт, может случиться по причине кризиса неплатежей из-за отсутствия восстановления отечественной экономики, и в конечном итоге способна спровоцировать обвал всей банковской системы страны.

Интересно, что буквально на днях российские информагенства сообщали: к исходу минувшего августа общий объем кредитов, предоставленных банками населению, достиг грандиозной цифры — 1 триллион рублей, причем Сбербанк вообще поставил персональный рекорд, выдав населению на руки 441 млрд рублей, что в 1,5 раза превысило среднемесячный показатель по гражданским займам в докризисный период в стране. А сам президент России Владимир Путин не далее как 10 сентября на совещании по экономическим вопросам публично признал: «Начиная с июня … в России наметилось восстановление экономической динамики. Растёт потребительская активность, постепенно возвращаются к прошлогоднему уровню такие важные показатели, как потребление электроэнергии и объём грузоперевозок по железной дороге».

«Неужели все это — не более чем небольшая пауза перед очередной экономической бурей?» — поинтересовалась «СП» у экспертов банковского дела.

— С одной стороны, — отметил в беседе с изданием руководитель Центра исследования международной экономики ИМИ МГИМО Михаил Мамонов, — в этом году из-за угрозы распространения коронавируса мы столкнулись с кризисом, который вначале был чисто техническим, а потом — абсолютно экономическим. Не только в России, но и во многих других странах последовало массовое закрытие малого и среднего бизнеса, мы увидели если не полноценные увольнения, то переход на сокращенный рабочий день и сокращения зарплат. Все эти факторы однозначно говорят нам о том, что кризис неплатежей в том или ином масштабе будет, и это опровергать или отрицать невозможно. Но, с другой стороны, если мы будем основываться на представлениях о том, как сильно российская экономика может упасть, тут прогнозы могут быть разными.

«СП»: — Обычно, если российская экономика падает, то падает сильно, хотя нам об этом предпочитают не говорить.

— Да, наши министерства склонны занижать цифры. Так, в этом месяце они говорят о падении экономики около 5%, тогда как международные организации прогнозируют нам 8−12%. Вспомним то падение российского ВВП, какое наблюдалось во время нашего локального экономического кризиса неплатежей, вызванного нефтяным и санкционным шоками, в 2015 году. Тогда масштаб снижения был меньше — примерно 4%. Но если говорить о глобальном мировом кризисе 2008−2009 годов, то тогда российская экономика падала в среднем на 8%, что вполне сопоставимо с нынешним уровнем. При этом доля просроченных кредитов на балансах банков упала где-то с 1,5% до 10% совокупного кредитного портфеля.

«СП»: — Да, это был серьезный, масштабный банковский кризис.

— Совершенно верно, и тогда, как мы знаем, волна банкротств усилилась. Однако ничего драматического все же не произошло. Такое стало возможным благодаря ряду причин. Во-первых, банков много, и всегда есть те, кто переживает волну неплатежей, благодаря своей эффективности. Во-вторых, государство разработало пакет финансовой помощи банкам, благодаря которому смогли выстоять даже крупные кредитные организации. Так что, исходя из этого опыта и предположения, что наша экономика по итогу может упасть даже в широких пределах 5−10%, я бы лично не стал называть то, что нас ждет, коллапсом банковской системы.

«СП»: — Отчего же?

— Давайте посмотрим, что у нас происходило в экономике с 2013 года. Наши монетарные власти после ротации кадров сделали упор на зачистку банковского сектора от недобросовестных участников, либо занимавшихся откровенно нелегальными операциями, либо осуществлявших вполне легальную деятельность, но сталкивавшихся при этом с негативными шоками и прятавших проблемы «под ковер».

На то время в России насчитывалось примерно 1 000 банков, сейчас же их примерно 4 сотни. Представьте масштаб волны сокращения численности — 60%, уникальный пример в мировой практике. При этом спрос на кредиты и депозиты оставшимся в обойме организациями удалось заместить.

Учитывая этот опыт, Михаил Мамонов предпочитает не говорить о коллапсе банковской системы, а осторожно допускает вероятность кризиса неплатежей в определенном масштабе без излишне драматических последствий.

Схожего взгляда на ближайшее будущее российской банковской системы придерживается и директор Банковского института НИУ ВШЭ, кандидат экономических наук Василий Солодков. Однако при этом он уверяет — серьезных проблем ей все-таки избежать не удастся в силу ряда объективных причин.

— Я бы, конечно, не стал жестко говорить, что, предположим, именно в тот или иной конкретный понедельник нас ждет банковская катастрофа, — поделился своим мнением эксперт. — Но ситуация в этой сфере крайне непростая. Во-первых, мы очень тяжело выходили из коронавирусного карантина. Люди сидели на самоизоляции без помощи государства, которое обещало им каникулы за счет работодателей, но у последних не оказалось средств, чтобы выплачивать зарплату своим сотрудникам на таких условиях. Поэтому в августе у нас произошел всплеск кредитной активности, но восстановления экономики, тем не менее, не произошло.

Такая ситуация чревата тем, что у банков неизбежно будет расти удельный вес плохой задолженности. А учитывая, что кредитно-финансовые организации тоже отнюдь не жировали на карантине, тоже пострадав из-за необходимости срочной установки систем дистанционного обслуживания, то есть внедрения совершенно других бизнес-моделей, им будет крайне непросто. И в первую очередь непросто будет мелким и средним банкам, которым «светит» сокращение, потому что крупные худо-бедно, за счет того, что государство размещает на их депозитах свои активы, окажутся в чуть лучшем состоянии. И это может ускорить процесс огосударствления банковской системы.

При этом нужно понимать, что такая ситуация у нас сложилась не из-за коронавируса, и даже не из-за присоединения Крыма, а гораздо раньше, примерно в 2012—2013 годах, когда доходы населения стали падать вместе с ВВП. Причина проста — модель, базирующаяся на государственных монополий, себя исчерпала. Она неэффективна и способствует не эффективному росту, а чему-то другому. И все остальные события просто-напросто ускорили этот процесс.

«СП»: — В какой конкретно негатив может вылиться для россиян этот процесс огосударствления банковской системы?

— Все предельно просто. Тем, кто застал времена СССР, достаточно напомнить простую советскую карикатуру — магазин с огромной очередью и продавщицей, утверждающей «вас много, а я одна». Тем, кто СССР не застал, нужно понять, что в этом случае крайне проблематично будет просто получить нужную услугу или товар, не говоря уже об их качестве. Монополисты будут работать в своих интересах, ведь единственное, что его ограничивает в своих прихотях — это наличие конкуренции. А конкуренция-то как раз и исчезнет.

«СП»: — Эту проблему как-то можно нивелировать? Или хотя бы свести к минимуму ее негативное воздействие на нашу экономику?

— Ой, это история долгая. Для этого у нас в России как минимум должна наконец развиваться настоящая рыночная экономика. У нас должно наконец-то выполняться законодательство. Так называемые силовики должны наконец-то превратиться в правоохранителей. Судебная система должна наконец-то заработать и перестать принимать совершенно вопиющие решения, как это происходит сейчас.

По большому счету, резюмировал Василий Солодков, проблема заключается в том, что в российском обществе не работает нормально ни один институт, начиная от судебной системы и заканчивая механизмом выборов. То, что сейчас происходит в стране, никак не способствует экономическому росту России, а способствует только дальнейшему ее отставанию от всего остального мира.

Любой инженер очень хорошо знает — отсталые механизмы в изменяющихся условиях долго не работают, а выходят из строя. Это же правило можно уверенно экстраполировать и на банковскую систему. А раз так, выходит, прогноз Валентина Катасонова достаточно реален. Вопрос, как сказали бы автолюбители, видимо, заключается здесь только в том, что выдохшийся движок иногда вырабатывает свой ресурс чуть дольше, чем предполагалось изначально.

Денежные переводы с 10 января 2021 года будут контролироваться. Какие именно?

Краткое содержание:

Уже не первый год в народе ходят слухи о том, что вот-вот начнут контролировать денежные переводы, а налоговая будет автоматически удерживать 13 % с каждого перевода на карту. Так ли это?

Читать еще:  21 ноября, День бухгалтера – праздник счетоводов и книговедов

Если говорить в целом, то слухи о контроле за расчетами граждан имеют под собой почву. Государство создало механизм контроля за финансовыми операциями, чтобы не допустить легализацию полученных преступным путем доходов. Основные положения закреплены в ФЗ от 7 августа 2001 г. №115-ФЗ. Причем уже немало наших соотечественников «познакомились» с этим законом на собственной практике после того, как банки блокировали им счета изза совершения «подозрительных операций».

13 июля в Закон № 115-ФЗ были внесены ряд поправок, которые дополнили перечень финансовых операций, подлежащих контролю со стороны Росфинмониторинга (Федеральный закон от 13 июля 2020 г. № 208-ФЗ).

Итак, с 10 января 2021 года будут контролироваться:

почтовые переводы на сумму от 100 000 рублей и выше (в том числе сделанные в иностранной валюте, если рублевый эквивалент перевода превышает этот порог);

снятие наличных денег, зачисленных на баланс мобильного телефона, если его сумма 100 000 рублей и более;

ставки в лотерее и других азартных играх на сумму от 600 000 рублей (также в числе контролируемых остается выплата выигрыша по итогам участия в азартных играх на ту же сумму).

Также с 2021 года будут контролироваться расчеты наличными и безналичными деньгами, которые проводятся по сделкам с недвижимостью на сумму не менее 3 млн рублей. Пока же такой контроль обязателен только для сделок по передаче права собственности на недвижимость от 3 млн рублей и выше (купля-продажа, мена и рента).

Иными словами, поправки расширяют перечень контролируемых сделок с недвижимостью: теперь добавляется и аренда, и ипотека, и коммерческий наем жилья и т. д.

Поэтому нужно быть готовым подтвердить легальность происхождения своих средств на покупку недвижимости. Это придется сделать, если Росфинмониторинг установит подозрительный характер сделки. Например:

если цена договора намного ниже реальной рыночной стоимости объекта недвижимости;

если по сделке передается крупная сумма наличных денег, которая явно не соответствует социальноэкономическому статусу ее участников (например, человек, не имеющий имущества и доходов, покупает элитное жилье).

Подробный перечень этих признаков представлен в разъяснительном Письме Росфинмониторинга и Федеральной нотариальной палаты от 4 марта 2019 г. № 2192 / 01-01-40/4546.

По-прежнему банки обязаны сообщать в Росфинмониторинг о денежных операциях граждан на сумму от 600 000 рублей и более в следующих случаях:

когда снимаются или зачисляются на счет юридического лица наличные деньги;

когда гражданин покупает иностранную валюту (а вот обычный обмен банкнот с 2021 года исключается из числа подконтрольных операций);

когда открывается банковский вклад в пользу третьего лица и при этом счет пополняется наличными деньгами;

когда гражданин получает выплату по договору страхования жизни или пенсионного страхования.

Перечень всех подконтрольных операций представлен в ст. 6 Закона № 115-ФЗ.

Но не стоит надеяться, что если переводы по счету всегда меньше 600 000 рублей, то его не могут заблокировать. Верховный суд РФ признаёт блокировки подозрительных операций законными, даже если их сумма не достигает 600 000 рублей. Мотивируется это тем, что обязательные правила внутреннего контроля банков требуют проводить постоянный мониторинг и пресекать сомнительные операции (например, дело № 11-КГ 17-23).

Поэтому банк может заблокировать карту и запросить документы о легальности перевода, если усомнится в нем. В число подозрительных операций могут попасть:

крупные зачисления на счет гражданина, которые поступают от юридических лиц и в короткий срок переводятся на другие счета или обналичиваются;

платежи через анонимные электронные кошельки, социальные сети;

переводы по сделкам, которые носят нетипичный характер (например, деньги без видимой цели переводятся с одного счета на другой).

Известны случаи, когда карту блокировали после зачисления крупной премии от работодателя или платы за проданный автомобиль. Проверив документы и убедившись, что нарушений закона нет, банк должен восстановить доступ к счету.

Эксперты спрогнозировали ускорение отзыва лицензий у российских банков

Пауза при расчистке российского банковского сектора, которую ЦБ взял на время пандемии, будет компенсирована уже в конце этого года, следует из обзора рейтингового агентства «Эксперт РА». Аналитики прогнозируют увеличение темпов отзыва лицензий у кредитных организаций в четвертом квартале 2020-го и начале 2021 года.

По оценкам агентства, в ближайшие 12 месяцев дефолт могут допустить 36 игроков, или 9,3% действующих банков (список не раскрывается). В расчеты «Эксперт РА» вошли банки, которые раскрывают отчетность на сайте регулятора, — всего 387.

В первой половине 2020 года лицензии потеряли всего четыре организации, причем все отзывы произошли в январе. На фоне пандемии коронавируса, пик которой пришелся на второй квартал, регулятор приостановил выездные проверки банков и не применял к ним крайние меры воздействия. Но надзорная активность ЦБ восстановилась в июле, обращают внимание аналитики «Эксперт РА»: Банк России отозвал лицензии у трех кредитных учреждений, еще четыре решили уйти с рынка добровольно. В дальнейшем темпы расчистки банковского сектора будут восстанавливаться, считает управляющий директор «Эксперт РА» Юрий Беликов.

Сжатие рынка произойдет и по инициативе банков, указывают аналитики «Эксперт РА». По их прогнозам, на рубеж 2020–2021 годов придется всплеск аннулирования лицензий по инициативе акционеров кредитных организаций. «С января по июль 2020 года зафиксировано уже шесть таких прецедентов, несмотря на имевшую место заморозку деловой активности», — говорится в обзоре. Банки, которые примут решение о самоликвидации, можно условно назвать пострадавшими от пандемии, считает Беликов: «Накапливается усталость бенефициаров от того, что бизнес не окупается. Поскольку на фоне пандемии возможно еще большее падение финансового результата, это может повлиять на ускорение темпов аннулирования лицензий по решению акционеров. Но стагнация показателей операционной эффективности и рентабельности у некоторых банков — это не новая тенденция, пандемия — скорее «контрольный выстрел» для тех игроков, которые годами не могли оптимизировать эффективность своих бизнес-моделей».

Как себя чувствуют банки на фоне коронакризиса

На 1 июля индекс здоровья банковского сектора, который рассчитывает «Эксперт РА», достиг 90,7%. На начало этого года он составлял 90,5%, а к группе риска аналитики относили 38 банков.

После заметного роста в конце 2019 года показатель стагнирует — в основном из-за паузы с отзывами лицензий, взятой ЦБ, указано в обзоре. «Эксперт РА» считает высокой вероятность дефолта у части игроков, кредитный рейтинг которых находится не выше уровня В+. По состоянию на 1 июля к этой или более низкой категории относились 209 организаций, или больше половины расчетной базы индекса.

«То, что индекс по итогам второго квартала несильно вырос относительно предыдущих значений, а прогноз числа дефолтов несильно снизился, говорит о том, что проблемы в банковском секторе за время приостановки крайних мер регулятивного воздействия продолжили накапливаться», — объясняет Беликов. По его словам, за время пандемии ситуация серьезно не ухудшилась, но «однозначного улучшения здоровья сектора не наблюдается».

Прибыль российских банков начала резко падать в апреле, когда в России был введен режим самоизоляции из-за COVID-19: по сравнению с мартом финансовый результат сектора сократился в шесть раз, до 32 млрд руб. В мае кредитные организации оказались в шаге от убытков, показав прибыль 0,56 млрд руб. В июне ситуация улучшилась, хотя результат второго квартала был сопоставим с показателями 2017 года, когда происходила санация крупных частных банков. В июле банки заработали около 131 млрд руб., финансовый результат вернулся к уровням прошлого года.

Ухудшение операционной среды из-за пандемии и карантинных мер пока полностью не отражено в отчетности кредитных организаций, считают в «Эксперт РА». Банки как минимум до весны следующего года имеют право реструктурировать кредиты клиентам, пострадавшим от пандемии, без доначисления резервов. Из-за этого «стресс капитала и финансового результата отложен на конец 2020-го и 2021 год», указано в обзоре. Но непосредственного влияния кризиса на изменение прогноза дефолтов не оказал, утверждает Беликов.

Повлияет ли пандемия на группу риска

«Отзывы лицензий в конце этого — начале следующего года могут затронуть проблемных игроков, которые еще до пандемии показывали признаки оснований для отзыва лицензии и (или) преддефолтного состояния, но их не вычистили» из-за приостановки регулятивных мер», — объясняет Беликов.

Банковский сектор подошел к новому кризису в хорошей форме, заявила в апреле председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Она утверждала, что темпы отзыва лицензий у банков вряд ли ускорятся именно из-за пандемии: «Это только может быть связано с тем, что какие-то банки накопили проблемы в предыдущие периоды, и нынешняя ситуация может их выявить».

Значительного ускорения расчистки на банковском рынке не будет, считает старший управляющий директор рейтингового агентства НКР Александр Проклов: «Скорее речь идет о возвращении Банка России после карантинной паузы к прежнему темпу работы». По оценкам НКР, в 2020 году количество отозванных по разным причинам лицензий не превысит 25–30. С начала года с рынка ушли 13 кредитных организаций. Впрочем, COVID-19 несколько ускорит выбытие слабых банков в процессе естественной конкуренции, соглашается с прогнозами коллег Проклов.

Как минимум половина действующих кредитных организаций сейчас не может работать эффективно и прибыльно в силу малого масштаба бизнеса, оценивает старший кредитный эксперт агентства Moody’s Ольга Ульянова. «Нет смысла гадать, сколько времени займет этот исход, но то, что исход будет продолжаться, — это очевидно», — констатирует она. По ее словам, процесс будет незаметным для большинства экономических агентов, поскольку доля ушедших банков на рынке будет незначительной.

«Количество действующих российских банков может сократиться вполовину на горизонте ближайших пяти лет, и регуляторные послабления [со стороны ЦБ] вряд ли способны существенно замедлить этот процесс, потому что он носит гораздо более фундаментальный характер», — утверждает Ульянова и делает прогноз, что количество самоликвидаций на рынке тоже будет расти, хотя пандемия сильно не скажется на этой тенденции.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector