Skupka-prestizh.ru

Документы и юриспруденция
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Жизнь в Беларуси в 2020-2021 году: уровень цен, зарплат. Как живется простым людяи в стране

Жизнь в Беларуси: что и как изменилось для белорусов с 1 января 2020 года

Стало известно, что изменится в жизни жителей Беларуси с начала этого года.

Многие изменения уже вступили в силу с боем курантов.

Базовая величина

С начала следующего года она увеличилась с 25,5 до 27 рублей. Именно по этой причине все выплаты и штрафы, которые привязаны к базовой величине, также будут увеличены автоматически. Об этом стоит помнить. Так, госпошлина за регистрацию и расторжение брака тоже увеличится. Изменения коснутся штрафа за безбилетный проезд, наказания за вождение в нетрезвом виде и т. д.

Новые правила начисления зарплаты бюджетникам

Нововведения уже вступили в силу. Заработная плата будет привязана не к ставке 1-го разряда, как раньше, а к базовой тарифной ставке. Стоит отметить, что она составляет 185 рублей. Теперь вместо 27 тарифных разрядов будет 18.

Однако система начисления заработной платы практически не изменится. Она лишь станет проще. Величина базовой ставки будет пересматриваться каждый год.

Пенсионный возраст

Теперь на заслуженный отдых белорусы будут уходить позже. Так, мужчинам нужно будет работать до 62 лет. Что касается женщин, то их пенсионный возраст увеличился до 57 лет.

Заработная плата

С этого года минимальная заработная плата увеличилась. С 1 января текущего года наниматели не смогут оценить труд работника ниже, чем в 375 рублей. Конечно, речь идет о сотрудниках, которые работают на полную ставку и выполняют свои обязанности.

Связь

Звонки между Россией и Беларусью станут выгоднее. Многим известно о том, что страны движутся в сторону отмены роуминга. Данный вопрос планируется решить до сентября текущего года. Таким образом, уже осенью белорусским абонентам не придется платить за входящие звонки, которые поступили из России.

Шенген

На сегодняшний день виза в страны Евросоюза обходится белорусам в 60 евро. Однако в этом году все может измениться. Ее стоимость может снизиться до 35 евро, что, конечно, радует. Предполагается, что соглашение между РБ и Евросоюзом будет подписано в текущем месяце. Однако действовать оно начнет не сразу. Неприятным моментом станет то, что 2 февраля в силу вступит новый Визовый кодекс Евросоюза. Тогда стоимость визы увеличится до 80 евро.

Белорусская сторона попросила заморозить этот тариф до вступления в силу соглашения. Однако на данный момент никакого ответа не последовало.

Трудовой кодекс

Изменения коснулись важного документа – Трудового кодекса. Известно, что нововведения вступят в силу уже 28 января.

Законодательно закрепили понятие «фрилансер». На работника, который работает дома, будут распространяться те же правила, что и на офисного сотрудника. Известно, что они касаются возможности отпуска, продолжительности занятости в течение дня и т. д.

Двухнедельный отпуск будет положен мужчинам, которые стали отцами. Стоит отметить, что такой отпуск по уходу за ребенком не обязательно будет оплачиваемым.

Что касается женщин, которые находятся в декретном отпуске, но продолжают работать, то изменения коснулись и их. Раньше запрещалось отправлять их в командировки. Они не выходили на работу в выходные дни, а также во время праздников. Однако теперь все изменилось. Это разрешается. Ограничения распространяются лишь на женщин, которые ждут появления на свет малыша.

Стало известно, какие зарплаты ждут белорусов в 2021-2025 годах

Правительство подготовило прогноз на будущую пятилетку. Власти определили целый перечень важнейших экономических показателей. В него вошла и зарплата.

В Совмине обсудили уже вторую версию проекта прогноза на Первая версия была сверстана еще в июле, до выборов и не учитывала жесткий кризис в августе и сентябре.

Для начала стоит отметить, что официальный прогноз построен на оптимистичных предположениях. Власти думают, что белорусская экономика в будет постоянно ускоряться.

По оценкам чиновников, за 2021 год рост ВВП вырастет на 1,8%, за 2022 год — на 2,9%, за 2023 год — на 3,8%, за 2024 год — на 5,4% и за 2025 год — на 6%. В целом за 5 лет прибавка к ВВП составит 21,5%.

Иными словами, за счет неких факторов экономический рост всю пятилетку будет нарастать, да еще и к поднимающейся базе сравнения. Последний раз в белорусской истории похожая динамика была в , когда ВВП рос к низкой базе после провала в .

Сейчас условия для такого восстановительного роста куда хуже. , до конца исчерпаны еще советские резервы по недозагруженным мощностям. , ВВП должен увеличиваться к относительно высокой базе.

В власти намерены наращивать долю чистого экспорта в структуре ВВП. Если в такая доля составит 0,4%, то в — 1,9%.

Из растущей доли чистого экспорта есть 2 следствия: 1) чиновники хотят обеспечить превышение экспорта над импортом и 2) размеры этого превышения должны постоянно увеличиваться — как в относительном, так и в денежном выражении.

Если прошерстить таблицы правительства, то окажется, что так и есть. На 2021 год власти обозначили себе положительное сальдо торговли товарами и услугами на 0,265 млрд USD, а на 2022 год — уже 1,557 млрд USD. В процентах позитивное сальдо также должно вырасти — от 0,4% ВВП в до 1,9% в .

Чиновники думают, что в будущей пятилетке реальная зарплата будет увеличиваться с ускорением. Реальная зарплата — это зарплата с поправкой на рост потребительских цен. В 2021 году прирост реальной зарплаты составит 1,8%, зато в 2025 году он раскочегарится до 6%. Это обеспечит общий рост зарплат к 2020 году на 21,9%.

В официальных документах есть оценки абсолютного размера средней зарплаты по стране. На 2021 год планируется взять планку в 1 327 BYN, а на — 1 899 BYN.

Рост в долларовом эквиваленте будет более скромным: с 517 USD в до 671 USD в . Меньший рост объясняется девальвацией белорусского рубля к доллару.

В общем, власти собираются порвать порочный круг хождения вокруг зарплаты «по 500 USD». Правда, по покупательской способности 600+ USD через 5 лет будут далеко не те, что в , когда белорусы жили богаче всего.

Об этом и о многих других событиях в мире денег и финансов вы можете оперативно узнавать в наших группах в Вконтакте, Facebook и Telegram. Присоединяйтесь!

«Мы отбрасываем страну на годы назад». Белорусская экономика еще может дышать самостоятельно?

Вопросы о том, что происходит с экономикой, как у экспертов, так и у обывателей накапливаются. Минфин сообщил, что дефицит бюджета вряд ли превысит 3 млрд рублей и его есть за счет чего покрывать. Это успокаивает. ЕАБР прогнозирует сокращение ВВП по итогам года на 2,3%. Это беспокоит, как и нестабильность на финансовом и валютном рынках, августовское таяние ЗВР и общая ситуация неопределенности. «Что поможет экономике Беларуси в 2021 году?» — задается вопросом и телеграм-канал «Кастрычніцкі эканамічны форум». Попытались разобраться.

Фото: Reuters

Вопросов больше, чем ответов

Принято считать, что экономические власти занимаются самыми приоритетными задачами, стоящими на повестке дня. Если они заняты согласованием дорожных карт, то выходит, что у экономики действительно нет серьезных текущих проблем, отмечается в телеграм-канале «Кастрычніцкі эканамічны форум». Либо что сам факт согласования очередной дорожной карты вернет инвесторам уверенность в радужных экономических перспективах Беларуси, а деньги вкладчиков — обратно в банки. Либо что бизнес терпеливо ждет, когда стороны согласуют весь пакет карт, потому что после его согласования экономический рывок просто неизбежен, и поэтому можно понять экономические власти, которые бросили все силы на согласование этих документов.

— А если на минуту представить, что согласование дорожных карт никак не решит текущих экономических проблем? — задается вопросом автор поста. — Если допустить, что уже в октябре ОЭСР классифицирует нас в самую низшую группу стран по уровню странового риска? Если суверенные кредитные рейтинги Беларуси в ближайшие месяцы пересмотрят в сторону понижения? Если «прилетит» третья в этом году волна паники на валютном рынке? Если корпоративный сектор перестанет обслуживать значительную часть своих долгов перед банками из-за собственных финансовых проблем? Если Минфину придется рекапитализировать госбанки в конце года, чтобы они выполнили пруденциальные нормативы, а их отчетность по итогам года не закрыла им доступ на внешний рынок капитала и не породила оттока ресурсов зарубежных кредиторов? Если часть населения почувствует моральное право не платить налоги, не оплачивать услуги ЖКХ и не гасить кредиты? Если после открытия границ отток наиболее производительных работников, во многом формирующих внутренний спрос, усилится? А отток компаний? Помогут дорожные карты?

После многочисленных вопросов автор озвучивает главный из них — что поможет экономике Беларуси в 2021 году? TUT.BY адресовал этот же вопрос Александру Чубрику, директору Исследовательского центра ИПМ, выступающего организатором ежегодной конференции KEF.

Перспективы на 2021 год нерадужные

— Когда мы говорим о том, как помочь Беларуси в 2021 году, мы выходим за чисто экономическую плоскость. Даже расчеты на союзническую помощь, увы, оправдаться не могут, потому что дело не в деньгах, — констатирует Александр Чубрик. — В основе экономической повестки сейчас лежит повестка общественно-политическая. Значит, для того, чтобы решить экономические проблемы, нужно каким-то образом разрешить общественно-политический кризис. Должен прекратиться раскол и деление общества на стороны, должен начаться диалог и предметный разговор о конституционной реформе. Это самый первый шаг.

Наряду с разрешением социально-политического кризиса, по мнению эксперта, важно как можно быстрее начать действовать в направлении улучшения условий для ведения бизнеса, улучшения законодательства и устранения «болевых точек» экономики.

Одна из проблем видна невооруженным глазом. Это проблемы банковской системы в общем и капитала коммерческих банков в частности.

Александр Чубрик

— Ключевое сейчас — это то, что произошло на денежном рынке. Это утрата доверия к банковской системе, национальной валюте. Люди вынесли из банков и рубли, и валюту. Это не какое-то кратковременное колебание, когда люди сначала убежали, а потом вернулись, как было в 2011 году. Тогда они вынесли [из банков] рубли, но принесли валюту.

По оценке экономиста, отток средств из банков и практически закрытый доступ к международным рынкам капитала будет вести к проблемам с ресурсной базой. А именно банки являются важным источником финансирования и инвестиций, и текущей деятельности компаний, в том числе госпредприятий.

Из этого вытекает второе проблемное направление — положение госсектора, который регулярно прибегал к рефинансированию долгов и получению поддержки из бюджета. Учитывая состояние банковского сектора, эти возможности будут ограниченными. А с другой стороны на предприятия будет давить ситуация на рынках сбыта. И причиной тому не только коронавирус.

— Когда контрагенты видят политические риски, они могут понемногу сворачивать сотрудничество с белорусскими компаниями в поисках поставщиков из стран, в которых нет таких политических рисков, которые им видятся в Беларуси, — объясняет Александр Чубрик.

Третий вопрос тесно связан с двумя предыдущими. Если первые два направления будут развиваться, как предвидится сейчас, то бюджет с большой долей вероятности столкнется с увеличением запросов со стороны госбанков и госпредприятий по оказанию поддержки. А поступления в казну могут быть ограниченными.

— Может оказаться так, что резерв, который Министерство финансов скопило за последние три года, будет израсходован в течение этого — начале следующего года. В этом случае этот год мы закроем, а вот вопрос проблем в следующем году будет актуальным, потому что значительная часть кризисных явлений, связанных с тем, о чем я говорил ранее, придется на начало следующего года, — говорит глава Исследовательского центра ИПМ.

Затянувшийся социально-политический кризис и откладывание решений обостряющихся экономических сложностей ведут в тупик. «Мы отбрасываем страну на годы назад», — заключает Александр Чубрик. Он считает, что в сложившейся ситуации с параллельным разрешением социально-политического кризиса можно было бы «стряхнуть пыль с многочисленных программ и дорожных карт реформ и начать действовать».

Как живут белорусы (в сравнении с россиянами): зарплаты, пенсии, социалка

Слышал недавно такое мнение от одного белоруса: «Была бы в стране средняя зарплата под $4000, не было бы никаких митингов». Я не согласен с этим утверждением, потому что считаю, что благосостояние народа в таких случаях играет далеко не определяющую роль. Хороший пример – Ливия. Уж ливийцы-то при Каддафи куда как хорошо жили. А между тем это не остановило сотни тысячи людей от того, чтобы выйти на улицы.

И всё-таки доходы людей важны.

Предлагаю сравнить уровни благосостояния белорусов и ближайших соседей – россиян. Это не совсем честное сравнение, откровенно говоря, ведь ресурсы и возможности двух стран несопоставимы. И тем не менее оно не лишено смысла.

Итак, что говорит статистика?

Средняя зарплата в Беларуси сейчас в пересчёте на доллары (используем эту валюту для удобства подсчётов) – около 500 у.е. В России – порядка 700. Это по официальным данным и до вычета налогов. По факту в белорусских регионах люди живут на 200-300 долларов. В Минске при желании можно заработать 1000 у.е. и больше. В России та же ситуация с разницей доходов между столицей и регионами, только порядок чисел другой.

При этом довольно много белорусов работает в России. Точное число таких работников не известно. Кто-то говорит, что их 100 тысяч, а кто-то – что 700 тыс.

Среднедушевые денежные доходы в Беларуси составляют примерно 320 долларов в месяц, в России – 540 долларов.

В целом по уровню ВВП на душу населения по паритету покупательной способности Россия опережает Беларусь: свыше 29 тыс. долларов против 20 тыс.

С точки зрения размера пенсий между Беларусью и Россией, как ни странно, нет большой разницы. В Беларуси – порядка 215 долларов, в России – 240 долларов. Есть простое правило, более-менее сносно регламентирующее, какими должны быть пенсии в стране: 40% средней зарплаты. Белорусская пенсия под этот критерий подпадает, российская – нет.

По этому показателю Беларусь опережает Россию. В Беларуси только 5,6% бедняков, в России – чуть менее 13%. В общем это укладывается в распространённое утверждение о расслоении российского общества по уровню доходов. В России много сверхбогатых людей, в Беларуси – нет, зато в Беларуси меньше очень бедных.

В Беларуси коммуналка ниже, чем в России. И это при том что в стране почти нет своего газа. Это достигается за счёт больших субсидий на оплату со стороны государства. Так, за «трёшку» в Минске в месяц нужно платить около 30-40 долларов.

Читать еще:  БЕЗ ВИЗЫ В БЕЛАРУСЬ

И в Беларуси, и в России платят деньги за рождение детей (так называемый материнский капитал). Только в России платят за каждого ребёнка, а в Беларуси – начиная с третьего, но разовая выплата в республике чуть выше (около 9-10 тыс. долларов). В Беларуси очень хорошие условия для женщин, которые уходят в декрет. Им гарантируется возвращение на работу, они могут находиться в декрете 3 года, и всё это время им платится пособие на уровне средней пенсии по стране (200 долларов). Плюс есть много дополнительных выплат.

Многодетные семьи в Беларуси имеют право на льготный кредит на жильё (100% стоимости) на 40 лет под 1%. Это практически даром.

По размеру дохода, если брать в целом, Россия опережает Беларусь. Факты и цифры это подтверждают. Но, знаете, я смотрю на эти цифры и у меня складывается ощущение, что исходя из возможностей двух государств разница должна была бы быть значительно больше. А так, учитывая разные социальные «плюшки» в Беларуси, уровень жизни получается примерно один и тот же.

Почему в бедной Белоруссии живется лучше, чем в богатой России

За счет чего Минск уже давно обогнал Москву

Реальные зарплаты в Белоруссии по паритету покупательной способности (ППС) оказались выше зарплат в России. Такие данные приведены в исследовании Института социальной экономики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (ВШЭ).

В своих расчетах авторы исследования опирались на данные национальных статистических служб, статистических баз Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Статкомитета СНГ, Всемирного Банка и Международного Валютного Фонда (МВФ).

Согласно информации, опубликованной в спецвыпуске мониторинга «Межстрановые сопоставления заработных плат в 2011—2017 годах», среднемесячная зарплата в России в 2017 году по паритету покупательной способности (ППС) составила $ 1640, в Белоруссии — $ 1648.

В 2011−14 гг. России обгоняла Белоруссию по этому показателю, однако в 2015 году реальная зарплата по ППС В Белоруссии впервые оказалась выше российской. Если в России она составляла $ 1530, то в Белоруссии была на более чем на $ 26 выше. Но уже в 2016 году Россия снова обогнала Белоруссию: $ 1561- $ 1517 соответственно.

Первое, что отметил доктор экономических наук Михаил Делягин в беседе с «СП»: авторы сопоставляют зарплаты по ППС.

Число неимущих сократилось, несмотря на падение реальных доходов

— Расчет по паритету покупательной способности — занятие достаточно сложное и не точное, по определению. Поэтому разница там совершенно незначительная, и она не является основанием для каких-либо однозначных заявлений. Но существенно другое.

Существенно то, что Белоруссия находится в значительно худших социально-экономических условиях, чем Россия. У нее просто на порядок меньше денег на душу населения даже с учетом той помощи, которую мы им предоставляем. Поэтому, если у них ресурсов меньше, а реальные заработные платы примерно те же, то это свидетельствует о том, что они значительно эффективнее свои достаточно скудные ресурсы используют.

И, наконец, самое главное и для нас неприятное. Дело в том, что уровень социальной дифференциации у нас значительно больше, чем в Белоруссии. Поэтому при близости средних зарплат по покупательной способности, мы должны понимать, что большинство белорусов живут лучше, чем большинство россиян. Имеют доход большей покупательной способности.

Просто у них разрыв между богатыми и бедными меньше, потому что у нас есть оглушающая роскошь, а с другой стороны, когда год назад один мой знакомый сказал, что 15 тысяч рублей — это смехотворно низкая зарплата, за которую уважающий себя человек работать не должен, ему выбили зубы. Хотя общался он до этого с людьми вполне его уважающими до этих слов.

«СП»: — Но и сегодня люди как-то умудряются жить на эти деньги.

— Люди живут и на 7−8 (тысяч — ред.). Но с 1 мая меньше прожиточного минимума платить не должны, но я что-то не слышал бравурных отчетов по этому поводу.

«СП»: — Почему уровень эффективности белорусов, на ваш взгляд, больше?

— Они сохранили государство, которое пытается служить интересам общества. А наше государство этого делать даже не пытается. Это очень наглядно видно не только на пенсионной реформе, не только на людоедской монетизации льгот 2005 года, но и на всем.

Если бы у белорусов лежала в бюджете половина годовых доходов бюджета и при этом дети умирали бы с официальным диагнозом — нехватка бюджетных средств, там люди пошли бы на пожизненное. Все, кто с этим связан. А у нас они идут на повышение.

«СП»: — Рост зарплат, с вашей точки зрения, в Белоруссии сохранится?

У них бедная страна, это видно. Тем не менее, они в среднем живут лучше за счет порядка и безопасности и того, что они борются с преступностью. И за счет того, что свои ресурсы они используют существенно лучше, чем мы.

Может быть у них будет снижение доходов. В условиях кризиса меньшая экономика менее стабильна, чем большая в силу масштабов. Поэтому любой кризис ударит по ним сильнее, чем по нам.

Но речь не о том, выше у нас зарплаты или ниже, а о том, что они сопоставимы при несопоставимости ресурсов.

Профессор факультета экономических наук ВШЭ Евгений Коган не удивлен таким цифрами:

— В Белоруссии, во-первых, намного ниже, чем у нас затраты на жизнь. ППС ведь считается, прежде всего, через то, что дает тебе каждый конкретный рубль или доллар в твоей жизни.

Я был в Минске много раз. Я понимаю, что там многие вещи на порядки дешевле, чем в Москве. Поэтому они могут получать и меньше, но относительно за каждый свой рубль или доллар они получают больше тех или иных потребительских благ.

Я, в общем-то, не сильно удивлен, во-первых, потому что там достаточно вменяемые цены. Во-вторых, белорусский рубль сейчас гораздо стабильнее.

В-третьих, Белоруссия сейчас становится очень сильным бенефициаром от всяких бяк, которые у нас происходят. Мы же понимаем, что креветки белорусские мы едим, кальмары белорусские и прочее-прочее.

Страна-то маленькая. И когда потоки огромной страны, так или иначе, идут через нее, кроме того, мы все летаем в ту же Украину опять же через Белоруссию, представляете насколько эффективно они поставили эту систем транзита. А это огромные деньги.

То есть Батька со всего потихонечку цап-цап-цап.

Естественно, это все влияет на экономику Белоруссии. Понятно, что не кардинальным образом, но они со всего бенефициары.

Они ни с кем не поссорились. Они ведут себя в данном случае как зайчики, и понятно, что они имеют свою выгоду: потому что, когда у соседа проблемы, ты начинаешь потихонечку помогать ему решать и, соответственно, с этого зарабатывать.

Поэтому я не удивлен, что экономика Белоруссии чувствует себя в целом неплохо, и до каждого отдельного человека что-то доходит.

«СП»: — Такая тенденция сохранится?

— Боюсь, что да. Объясню почему: санкции на Россию достаточно долгосрочные, и вряд ли кто-то будет в ближайшее время убирать. И Белоруссия как была этим мостиком, который пытается решить эти вопросы тихо, и ей позволяют, скажем так, в ограниченных размерах это делать, так, я думаю, это и будет дальше. Ну, пока, по крайней мере. Это первое.

Второе. Они пытаются, так сказать, прыгать между вашими и нашими всю жизнь и достаточно успешно в последнее время это делают.

Третье. У них реально экономика растет, потому что, в общем, в мире все хорошо, экономический рост идет, и они так или иначе интегральная часть всего этого мира. Что-то производят, что-то делают, соответственно получают прибыль.

Мы бы тоже получали, если бы не санкции. Мы что-то получаем в итоге. Например, у нас растут показатели. Нефть и газ растут в цене, значит, у нас экономика растет. Просто они еще от торговли и транзита получают огромные доходы.

Зато социологи обнаружили потребительскую аномальную зону

И в Белоруссии очень умеренная инфляция. У них все тоже хлипко, но они живут по принципу ласкового теленка. Балансируя между всеми и неплохо зарабатывая.

Эта тенденция, к сожалению, для нас, я думаю, сохранится.

И еще один момент. Я не думаю, что у нас сейчас будут очень сильно расти доходы населения. С чего? Экономически в пределах погрешности я не понимаю, кто у нас сейчас будет большие инвестиции делать, я не вижу у нас каких-то источников хороших доходов для населения.

Если по-честному, наше население нищает. Эта тенденция, очевидно, будет сохраняться, к сожалению.

Конечно, можно сравнивать цифры исследований, можно цифры, которые мы видим в расчетных листках, можно те, что видим в магазинах.

Один очень известный и авторитетный экономист процитировал корреспонденту «СП» немецкого коллегу: «Не верь статистке, которую сам не сфальсифицировал». Так что цифры цифрами, а жизнь диктует свое.

Добавляйте «Свободную Прессу» в список ваших источников Google.News и Яндекс.Новости. Смотрите рейтинг наших статей в новостном агрегаторе MediaMetrics

Стоит ли ожидать смягчения позиций Белоруссии, не желающей потерять поддержку единственного союзника

В отличие от Минска, в Москве работают в основном фаст-фуд и барбершопы

Устаревшая промышленность республики ухудшает позиции Еревана в карабахском конфликте

Средняя зарплата в Белоруссии в 2020 году

Показатель средней зарплаты в Белоруссии в 2020 году интересует не только коренных жителей рассматриваемой страны, но также и россиян. Это обусловлено наличием разрешенной трудовой деятельности в РФ и Беларуси населения обоих дружественных государств. Ввиду этого большое количество россиян переезжают в соседнюю страну на постоянное место жительства, официально трудоустраиваясь.

Особенности экономического положения Беларуси

Объем средней зарплаты в Белоруссии, как в любой иной стране, напрямую связан с общим экономическим положением государства. Со времен СССР Беларусь считалась аграрным регионом, хотя промышленная сфера и по сей день хорошо развита в рассматриваемой области. В частности, особенно сильным сектором экономики является белорусское машиностроение и переработка металла.

Средние доходы граждан варьируемые. Они могут разниться в зависимости от таких факторов:

  • от населенного пункта. Предполагается, что в более развитых регионах жители могут получать доход до двух раз больше, чем в провинциях;
  • от направления деятельности, в которой трудится субъект. Так, самые высокие заработные платы зафиксированы в промышленной и финансовой сферах, а самые низкие – в социальных направлениях и сельскохозяйственном комплексе.

Беларусь в 2020 году претерпевает определенные трудности в экономике, как и прочие страны восточной Европы ввиду политической ситуации и экономических санкций РФ. Тем не менее, государство продолжает выделять дополнительные дотации некоторым регионам, которые испытывают финансовые трудности. Помимо этого, наблюдается тенденция к реальному росту доходов (то есть, не только в рублевом эквиваленте, но и в долларовом), однако также имеется высокая вероятность возрастания безработицы в ближайшие два года. При этом важно отметить, что Беларусь находится на 14 месте в перечне стран мира с наиболее высокой инфляцией, что также может оказывать определенное влияние на рост доходов населения.

В 2020 году, несмотря на соглашение между РФ и Беларусью о Союзном государстве, все еще существуют раздельные валюты стран. По состоянию на текущий год, белорусский рубль равен, в среднем, 30-31 российскому рублю.

Территориальные аспекты распределения зарплат в Беларуси в 2020 году

Исходя из последних сведений, средняя зарплата в Белоруссии в 2020 году достигла своего максимума в Солигорском районе, располагающемся в Минской области. В частности, средний доход этой области составляет 1208 бел.руб., в то время как средний заработок в Минске доходит только до 1103 бел.руб.

Наиболее низкие зарплаты за прошедший период 2020 года зафиксированы в Шарковщинском районе Витебской области. В этом регионе белорусы получают всего около 445 бел.руб. Подобная градация обуславливается сосредоточением в Минске и минской области крупных промышленных комплексов, а Солигорский район является центром добычи калийной соли. В свою очередь, Витебский регион считается сельскохозяйственным и, как следствие, приносит невысокий доход своим гражданам.

Общие сведения о среднем заработке в Беларуси за 2020 год будут известны только в начале 2020 года. Однако по данным белорусской статистики середина текущего отчетного периода обозначилась величиной среднего заработка в 795 руб., что составляет приблизительно 23.000 руб. РФ.

Средние зарплаты Беларуси, исходя из сферы деятельности

Средняя зарплата в Беларуси в 2020 году напрямую зависит от направления деятельности, в которой трудится субъект. Однако даже если гражданин трудится на востребованной профессии, это не гарантирует высокой заработной платы.

В частности, средние доходы в зависимости от направления деятельности варьируются таким образом:

  • лица, занятые в сфере сельскохозяйственной промышленности, а также сотрудники лесного и рыбного хозяйств могут претендовать на доход в объеме приблизительно 550 бел.руб.;
  • средние зарплаты строителей фиксируются на отметке около 780 бел.руб.;
  • сотрудники социальных служб и прочей подобной деятельности в среднем по Беларуси получают около 435 бел.руб.;
  • водители, экспедиторы, а также иные работники транспортной сферы зарабатывают приблизительно 845 бел.руб;
  • субъекты, занятые сфере культуры, например, библиотекари, смотрители музеев и т.п. могут рассчитывать на средний заработок около 430 бел.руб.

Как и в любых иных государствах, в Беларуси имеется определенный минимум, меньше которого наниматели не имеют право обеспечивать зарплату подчиненным (МРОТ). Исходя из последних сведений за июль 2020 года, подобный показатель в Беларуси фиксируется на отметке в 265 бел.руб. Данная величина была определена законодательством в начале текущего года и не претерпевала изменений до настоящего времени.

При этом также важно принимать во внимание не только МРОТ, но и объем прожиточного минимума (ПМ). Последний показатель в начале 2020 года в РФ был приравнен к МРОТ, и теперь в России обе величины одинаковы. В свою очередь, законодательство Беларуси определяет ПМ в объеме 183 бел.руб., что на 82 бел.руб. меньше МРОТ.

Также правительство Беларуси ставит перед собой основную задачу привести средний доход обычного гражданина к 500 долл. США ежемесячно. Выполнение указанной цели запланировано уже к декабрю 2020 года. При этом данные задачи были официально озвучены государственными представителями. Тем не менее, исходя из сведений за июль 2020 года, рассмотренные планы «500 долл.» не близки к реальному исполнению. Так, доход среднего гражданина за оставшееся до декабря время требуется увеличить, как минимум, на 75 долл.

Однако, как и любое другое государство, Беларусь имеет ряд проблем с экономикой. Тем не менее, они предполагают серьезных влияния, которые могут помешать рядовому гражданину за счет своего упорства получать высокий доход.

Читать еще:  Средние зарплаты в Беларуси по профессиям и отраслям

Уровень жизни среднестатистических граждан в Беларуси

Как отмечалось ранее, средняя зарплата в Белоруссии в рублях РФ составляет приблизительно 23.000 руб., что существенно ниже, чем средний достаток граждан России. Тем не менее, рассматривать данный показатель неуместно, отталкиваясь исключительно от объема среднего дохода. Важно также учитывать общий уровень жизни граждан. Имеется ряд показателей, которые могут характеризовать средний уровень жизни в Беларуси. В частности, к таким аспектам относятся:

Стоимость аренды жилплощади. Цена на аналогичную квартиру в Минске почти в 2,5 раза ниже, чем в Москве. Отремонтированные квартиры со всеми удобствами обойдутся населению около 13.000 рос.руб. В престижных районах данная величина несколько выше и составляет 20.000 рос.руб.

  • Коммунальные тарифы. Например, оплата электричества предполагает расчеты в соответствии с установленной тарифной сеткой, которая опирается на объем потребляемого электричества, время суток и т.д. Так, практика демонстрирует, что за тот же объем израсходованного электричества белорус заплатит в два раза меньше, чем среднестатистический россиянин. Оплата коммунальных расходов на обустроенную однокомнатную квартиру в Минске составит не более 2000 рос.руб. При этом в небольших городах эти показатели значительно меньше.
  • Дополнительные затраты белорусов. Около 800 рос.руб. в среднем тратится гражданами рассматриваемого государства на оплату интернета. Помимо этого небольшая сумма уходит на оплату мобильных операторов. Данная величина зависит от самого оператора, тарифного пакета и набора требуемых услуг.
  • Траты на питание. Стоит отметить, что сумма на оплату стандартной продуктовой корзины в Беларуси в разы меньше, чем в РФ. Например, средний визит в кафе на двоих может обойтись не более, чем в 370 рос.руб. Поход в элитный ресторан в Минске будет грозить расходами до 2000 рос.руб.
  • Траты на транспорт. В Минске подобные издержки составляют около 300 рос.руб. в месяц. Например, проезд на маршрутке в столице Беларуси обойдется гражданину в 16 рос.руб., метро – 18 рос.руб. При этом также возможна существенная экономия средств при приобретении проездных билетов.
  • На первый взгляд может показаться, что доходы жителей Беларуси невысоки в сравнении с РФ. Однако необходимо принимать во внимание, что цены на будничные потребности среднего жителя Беларуси существенно ниже. Таким образом, белорусский уровень жизни может разительно отличаться от российского, превосходя его.

    Наиболее и наименее востребованные профессии в Беларуси

    Средняя зарплата в Беларуси на сегодняшний день находится в тесной зависимости от выбранного гражданином трудового профиля. Так, наиболее востребованными профессиями в рассматриваемом государстве являются:

    1. Маркетологи. Спрос на указанную специальность обуславливается развитием экономического рынка страны. Так, особенно ценны навыки инициативы, способность гибко и быстро реагировать на малейшие изменения рынка, а также возможность формировать маркетинговую стратегию конкретной компании.
    2. Строители. Важно отметить, что высокий доход ожидает только высококвалифицированного специалиста с навыками менеджмента, например, главного инженера или прораба. В последние годы Беларусь привлекает больше новых инвестиций в свое строительство, что обуславливает высокую потребность в профессионалах своего профиля с навыками управления.
    3. Бухгалтеры. Опытный и грамотный бухгалтер в Беларуси всегда считался престижной профессией. Подобного специалиста редко удается найти быстро и легко. Поэтому наличие навыков в рассматриваемой сфере могут гарантировать гражданину высокий средний доход.
    4. Управленцы производственной деятельности. Данная профессия, как и профессия бухгалтера, является востребованной ввиду отсутствия большого количества квалифицированных кадров.
    5. IT-специалисты. Как и любая другая страна, Беларусь подвержена модернизации. Все больше программистов и системных администраторов требуются на каждое предприятие. Помимо этого распространены виртуальные площадки, которые обеспечивают IT-работникам достойный заработок.

    К наименее востребованным профессиям справедливо отнести следующие должности:

    1. Юристы. Это связано не с отсутствием высококвалифицированных кадров, а с их переизбытком. Юридические факультеты в Беларуси являются одними из наиболее популярных направлений среди молодежи. Ввиду этого выпускников много, но рабочие места не рассчитаны на такое количество сотрудников.
    2. Переводчики. Это обуславливается тем, что на данном этапе развития общества большинство служащих компаний того уровня, при котором справедливо международное сотрудничество, знают английский язык. Тем не менее, не всегда быстро и легко удается найти переводчика, например, с китайского или японского языков.
    3. Психологи. Менталитет населения обуславливает некоторое непонимание необходимости данной профессии. Ввиду этого редкие управленцы привлекают на предприятие психолога. Чаще данные работники устраиваются в школы, детские сады и т.д. При этом ежегодно выпускаются тысячи психологов по всей стране.

    Таким образом, средний доход в Белоруссии находится на достойной отметке. Важным аспектом также является тот факт, что при наличии должных усилий со стороны работника, ему обеспечен высокий карьерный рост, что не всегда справедливо для россиян.

    «Люди говорят, что доходы падают». У кого проблемы и что будет дальше

    Нынешний год для белорусской экономики станет, пожалуй, одним из самых сложных. Рынок труда не исключение. К разбушевавшемуся COVID-19 присоединились выборы и поствыборная ситуация в стране. Что сейчас происходит в этой сфере и каков дальнейший прогноз, читайте в нашем материале.

    Официально: в стране работает только 46% населения

    К сожалению, официальная статистика в Беларуси запаздывает, но приведем кое-какие данные от Министерства труда.

    На начало года в экономике Беларуси были заняты 4,33 млн человек, или только 46% всего населения. Грубо говоря, работает примерно каждый второй белорус.

    Исходя из статистики по принятым и уволенным, в Беларуси самыми страшными были три месяца: март, апрель и май. Причем если в марте число уволенных было на 16,1% больше, то в апреле этот показатель вырос до 19,8%, в мае достигнув пика в 22,2%. Для сравнения: в январе минус составил 6,8%, а в феврале число принятых даже выросло на 2,1%. К августу ситуация вернулась в прежнее русло, хотя и не без минуса: уволенных было на 6,2% больше, чем принятых.

    По данным на 1 июля, в общереспубликанском банке вакансий было 74,4 тыс. предложений, бо́льшая часть из них — рабочие специальности. Это на 16,1% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Сейчас это число добралось до отметки 80 тыс. Но по сравнению с началом года, когда было по 90—100 тыс. предложений, мы видим проседание.

    Опросы домохозяйств в II квартале этого года показали, что реальный уровень безработицы в Беларуси достиг 4,2% при официально зарегистрированном показателе 0,1%.

    Средний срок поиска работы в I полугодии составил 1,3 месяца.

    «Рынок труда справился с коронавирусным пике, основной вопрос — что дальше»

    Пока самые оперативные данные по рынку труда Беларуси есть, похоже, у исследовательского центра BEROC, который совместно с компанией Satio проводит опросы по влиянию пандемии COVID-19 на занятость, доходы и так далее. С 11 по 16 сентября аналитики опросили 1025 человек. Выборка репрезентативна, то есть пропорциональна населению Беларуси в возрасте от 18 до 64 лет. Опросы касались коронавируса и его последствий, но затронули и текущую ситуацию. Выводы, к которым пришли исследователи, довольно любопытны.

    — Сейчас ситуация на рынке труда лучше, чем была весной, — комментирует итоги опроса академический директор Центра экономических исследований BEROC Катерина Борнукова. — По нашим опросам мы видим, что люди стали гораздо меньше терять работу, меньше уходить в неоплачиваемые отпуска, меньше находиться в вынужденной частичной занятости.

    Если, к примеру, в мае 10% людей говорили нам, что они вынуждены работать неполный день, то в сентябре это заявили уже 5% опрошенных. При этом снизился страх COVID-19, но заметно выросли опасения по поводу роста курса рубля и проведения митингов и протестов.

    Если в апреле 6,7% людей говорили, что потеряли работу, то в сентябре это сказали уже 2,7%. То есть показатель сократился более чем в два раза. В целом рынок труда справился с коронавирусным пике, критичным для определенных отраслей. Основной вопрос в том, что будет дальше.

    — Как изменились зарплаты? Что говорят белорусы?

    — Люди продолжают отмечать, что их доходы падают, средний показатель падения — 34%. Основные сферы, в которых проседают доходы, — это транспорт, связь, услуги и финансовый сектор. При этом на государственных предприятиях заработки падали быстрее, чем на частных. Также примечательно, что больше всего о падении доходов заявляют жители небольших населенных пунктов.

    Основной причиной снижения доходов большинство опрошенных назвали снижение курса белорусского рубля, сокращение заказов и урезание премий.

    Сейчас мы, в принципе, видим замедление роста рынка труда и большую неопределенность. А это значит, что, скорее всего, в ближайшие месяцы большого количества увольнений не будет (хотя вторая волна коронавируса тоже может еще повлиять), но и наем не будет идти так активно, как хотелось бы.

    «Не та ситуация, какая была в 2010 году, когда предприятия накачивались деньгами»

    — Работают ли люди хуже, снизилась ли производительность труда из-за ситуации в стране?

    — Мы в своих опросах не задаем такой вопрос, поэтому не видим этой картины. Проблема в том, что не видит ее и Белстат. Помесячные оценки ВВП, которые дают статистики, не включают оперативных данных по малым и средним предприятиям. И уж тем более они не учитывают тот факт, что производительность труда большинства офисных работников в августе и сентябре точно снизилась.

    Зато мы видели, что в августе серьезно снизился выпуск на крупных предприятиях промышленности. Это было связано не столько с забастовками, большинство из которых были очень ограниченными во времени и масштабах, сколько с итальянской забастовкой, а возможно, и просто ненамеренным снижением производительности, которое, очевидно, связано с происходящими в стране событиями.

    — Какие сферы экономики получились самыми уязвимыми и пострадавшими в последнее время?

    — Тут все довольно сложно. Пострадал выпуск на промышленных предприятиях, где концентрация важна, но не настолько, насколько в работе того же программиста. Если же смотреть на те отрасли, в которых очень важно не отвлекаться — во многих офисных профессиях, включая ту же IT-сферу, — то при более точной оценке мы увидим серьезное снижение производительности.

    Любопытно, что в мае потерявшие работу говорили, что трудились в гостиничном и ресторанном бизнесе, здравоохранении и сфере социальных услуг. В сентябре ситуация изменилась: к ним добавились строительство, IT-сектор, промышленность и так далее.

    — В июне этого года отменили требование привязывать рост зарплат к производительности труда на госпредприятиях. Чем это обернется для экономики?

    — Производительность труда на госпредприятиях в этом году не растет, а какую-то мотивацию людям придать нужно. И видимо, какие-то госпредприятия сталкиваются с уходом работников, поэтому было принято такое решение. Однако это не та ситуация, какая была в 2010 году, когда предприятия накачивались деньгами.

    К масштабной девальвации это не приведет, но, скорее всего, приведет к очередному ухудшению финансового состояния госпредприятий, которое и так осложняется сразу по нескольким причинам. Это станет очередной проблемой для финансов госпредприятий, которые потом могут вылиться в риски для всей финансовой системы страны. То есть они и так нагружены большим количеством долгов, и, если они не смогут эти долги обслуживать, может случиться цепочка неплатежей.

    «Новые рабочие места будут создаваться медленнее, чем обычно»

    — Совсем свежее обещание — увеличение зарплаты вдвое в ближайшие пять лет. На ваш взгляд, насколько это реально?

    — Это можно было бы обеспечить кардинальным перекраиванием бюджета, которое вряд ли случится в нынешней политической обстановке. Здесь заложены какие-то нереалистичные темпы роста, непонятно, каким образом мы будем добиваться результатов. Выглядит все так: мы будем продолжать делать все то же самое, как и раньше, но вот теперь будем расти не со скоростью 1—2% в год, как росли последнее десятилетия, а гораздо быстрее. Непонятно, почему это должно происходить, если ситуация в стране только ухудшается.

    — Какой будет ситуация в ближайшие месяцы и кому сейчас будет сложнее всего искать работу?

    — Скорее всего, на рынке труда не будет происходить никаких резких событий, которые мы видели в связи с коронавирусом в мае и июне. Вероятно, происходящее будет больше отражаться в очень вялой динамике. Фирмы-инвесторы, предприниматели утратили доверие к экономике, они потеряли уверенность в завтрашнем дне, то есть создана огромная неопределенность. Это все останавливает не столько текущую деятельность, сколько планы инвестиций и развития.

    Какое это имеет значение для рынка труда? Новые рабочие места будут создаваться медленнее, чем обычно. И это самый большой минус в первую очередь для молодежи, которая будет выходить на рынок труда. Потому что даже если они не попадали на новые рабочие места, то занимали места тех, кто на них продвигался. Этим ребятам будет сложно, особенно с учетом того, что система образования не совсем соответствует запросам рынка труда. Всем очень важно попасть на первую работу, чтобы получить нужный опыт — теперь сделать это будет очень сложно. Потом будет очень сложно оттолкнуться от этого опыта и продвинуться вперед. Вот основная угроза.

    Что касается отраслевого аспекта, то чаще других о рисках потери работы говорят работники сферы ресторанных и гостиничных услуг, люди с профессионально-техническим образованием, неквалифицированные рабочие и жители Витебской области. Но есть риски и для других работников. Опять же денег в бюджете будет меньше. Что это значит? Бюджетников вряд ли кто-то будет увольнять, но рост их зарплат, скорее всего, будет не таким, как хотелось бы.

    У нас на официальном уровне признано, что бюджетники зарабатывают не очень много. И мы весь этот год видели отток кадров в здравоохранении, потому что за эту зарплату еще и рисковать жизнью в борьбе с COVID-19 мало кому хотелось. Специалисты, особенно пенсионного возраста, находящиеся в группе риска и имеющие альтернативный источник дохода, к сожалению, активно покидали профессию. Я думаю, что этот процесс ускорится. Из-за низких зарплат люди будут неохотно идти на эти позиции.

    Также зацепится строительство. Эта сфера часто двигалась спросом, стимулированным льготными кредитами. Сейчас кредитование свернуто и по бюджетным, и по банковским причинам. В строительстве, скорее всего, будет серьезная рецессия с соответствующими последствиями для занятых в отрасли. Если раньше они могли легко уехать на работу в Россию, то сейчас российский рынок труда тоже не в лучшем состоянии. И вот здесь могут возникнуть проблемы.

    Что касается поиска работы, то очевидно, что каждый оценивает свою индивидуальную ситуацию. И, к примеру, кто-то из IT-сектора может удачно трудоустроиться на место специалиста, переехавшего в другую страну. Но в целом, я думаю, рынок труда будет продолжать терять динамизм. Для молодежи это будет значить трудности с поиском работы и небыстрое развитие карьеры.

    Ну а для традиционно уязвимых групп, таких как работающие в малых городах, где небольшие рынки труда, или люди предпенсионного возраста, найти новую работу или улучшить свою позицию на рынке будет гораздо сложнее.

    Блеск и нищета белорусской экономики

    Падение ВВП

    После трех лет умеренного экономического роста реальный ВВП Белоруссии в 2020 году снижается (минус 1,6% в январе—июле год к году). По экономике ударила сначала приостановка поставок нефти из России, а затем глобальная пандемия коронавируса. Низкие цены на нефть на фоне пандемии привели к снижению цен на экспортируемые Белоруссией нефтепродукты.

    Читать еще:  Гражданство РФ для Белорусов

    Падение белорусского ВВП оказалось ограничено из-за специфического подхода властей к противодействию коронавирусу. «Искусственное поддержание производства на госпредприятиях смягчало негативные мультипликативные эффекты для экономики в целом. Так же косвенно — через поддержание уровня занятости и зарплат в секторе госпредприятий — поддерживался потребительский спрос», — отмечает центр экономических исследований BEROC. «То, что мы не закрылись, спасло нашу экономику», — уверял министр экономики Белоруссии Александр Червяков.

    Тем не менее рейтинговое агентство S&P прогнозирует снижение реального ВВП Белоруссии по итогам 2020 года на 4%, а их коллеги из Fitch — на 5%. Поддерживая производство на госпредприятиях, власти ухудшают их финансовое положение, а возникший разрыв между производством и спросом компаниям придется сокращать в последующие периоды, ограничивая выпуск, предупреждают экономисты BEROC. Поэтому велика вероятность отсроченной и растянутой рецессии, констатируют они.

    Девальвация белорусского рубля

    С начала года курс доллара США к белорусскому рублю на местной бирже поднялся на 26%. В том числе на 9% — в кризисном августе, когда в стране начались массовые акции протеста из-за несогласия с объявленными результатами президентских выборов, согласно которым президент Белоруссии Александр Лукашенко, переизбираясь на шестой срок, набрал более 80% голосов. Белорусское население опасается резкой девальвации местного рубля, поэтому люди массово скупают иностранную валюту. Президент Лукашенко обвиняет «внутренних негодяев» в попытках дестабилизировать финансовый рынок и обещает не допустить обвала национальной валюты.

    Курс белорусского рубля — плавающий. Он снижается постепенно под влиянием спроса и предложения, Нацбанк Белоруссии может выходить на рынок с интервенциями, но только для сглаживания резких колебаний курса. Белорусский рубль может еще обесцениться, но экономические предпосылки, которые бы могли спровоцировать резкую девальвацию, отсутствуют, считают в центре BEROC.

    В январе—июле, то есть еще до спорных президентских выборов, белорусские граждане купили на чистой основе $874 млн иностранной валюты (покупка минус продажа), предприятия — $746 млн, показывают данные Нацбанка Белоруссии. Для сравнения: за тот же период в прошлом году население и бизнес продали на чистой основе $804 млн. Белорусские СМИ сообщают о дефиците наличных долларов и евро в местных банках.

    Валютный госдолг

    Почти 100% совокупного государственного долга Белоруссии — в иностранной валюте: долларах, евро, российских рублях, китайских юанях. Около 80% госдолга приходится на доллар, в российских рублях выражено около 5% обязательств (на конец 2019 года).

    Минфин Белоруссии выпускает даже внутренние облигации в основном в долларах и евро: 89% внутреннего госдолга Белоруссии выражено в этих иностранных валютах.

    Обесценение белорусского рубля к доллару и евро на фоне снижения реального ВВП при прочих равных условиях приводит к увеличению долгового бремени. Растущий дефицит бюджета вынуждает белорусское правительство также привлекать новые долги.

    На внешних кредиторов приходится 82% госдолга Белоруссии, или $18 млрд (на 1 июля 2020 года). Погашение и выплата процентов по внешнему долгу потребуют от Минска $2,3 млрд в 2020 году и $2,8–2,9 млрд в 2021 и 2022 годах.

    На 2020 год проблема выплат по внешнему долгу будет решена, если Россия рефинансирует белорусский долг по двусторонним кредитам, истекающий в этом году. 27 августа Лукашенко заявил, что Кремль согласился рефинансировать Минску $1 млрд, дальнейшие переговоры будут вестись на уровне правительств. Еще около $800 млн по внешнему долгу Белоруссия погасила в первом полугодии 2020 года, следует из данных белорусского Минфина.

    Низкие золотовалютные резервы

    Международные резервы Белоруссии, состоящие из иностранной валюты и золота, невелики — менее $9 млрд на 1 августа 2020 года. В том числе резервные активы в иностранной валюте составляют $4,3 млрд, монетарное золото (которое, по словам Лукашенко, хранится исключительно в Белоруссии) — $3,1 млрд (остальное приходится на прочие активы).

    В августе резервы уменьшатся, признал в интервью Reuters член правления Нацбанка Белоруссии Дмитрий Мурин, поскольку регулятор проводит валютные интервенции, чтобы смягчить падение белорусской валюты.

    Долларизация банковского сектора

    Не только госдолг Белоруссии привязан к доллару — финансовый сектор республики сохраняет высокий уровень долларизации, несмотря на официальные усилия Нацбанка по дедолларизации белорусской экономики. Так, 65% депозитов физических и юридических лиц в белорусских банках и 52% банковских кредитов — в иностранной валюте.

    Долларизация депозитов в Белоруссии сокращается с 2016 года, но все еще остается выше, чем в 2009 году, до серии девальваций белорусского рубля. Высокая доля валютных вкладов и кредитов создает системные риски, такие как давление на валютные резервы государства в случае массового изъятия вкладов и резкое ухудшение коэффициентов банковского долга при резкой девальвации белорусского рубля, предупреждал МВФ в прошлом году.

    Дефицитный бюджет

    В 2020 году республиканский бюджет Белоруссии будет исполнен с дефицитом впервые с 2013 года. По итогам года он может составить до 5 млрд белорусских руб. (около $1,9 млрд по курсу на конец августа), сообщал Минфин республики. «5 млрд белорусских руб. — это приличная сумма», — признал министр финансов Юрий Селиверстов. Но пока это не представляет большой проблемы, поскольку у государства есть остатки, накопленные за профицитные годы.

    Социальные расходы госбюджета, включая образование и здравоохранение, составляют 17,5% общих расходов (бюджет-2020). Четверть этих расходов (1,14 млрд белорусских руб.) — это пенсии военнослужащим и силовикам, следует из данных Минфина Белоруссии.

    Потери из-за российской нефти

    Белоруссия до недавнего времени закупала в России сырую нефть беспошлинно (до 24 млн т в год), перерабатывала из нее до 18 млн т в год и экспортировала нефтепродукты, получая вывозные пошлины в свой бюджет. Еще 6 млн т российской нефти Белоруссия имела право реэкспортировать с зачислением экспортных пошлин в свой бюджет (схема перетаможки). Белоруссия также добывает немного собственной нефти.

    Однако в первом квартале этого года поставки нефти из России были частично приостановлены из-за ценового спора (нефть в Белоруссию поставляли только компании Михаила Гуцериева). В результате в первом полугодии 2020 года Россия, по данным ФТС, поставила в Белоруссию всего 5,2 млн т нефти (против 8,6 млн т за тот же период годом ранее). Поэтому Белоруссия сократила экспорт нефтепродуктов в том же первом полугодии на 43% (до 3 млн т с 5,25 млн т), по данным Белстата.

    Нефтяные цены сейчас находятся на низком уровне, что дополнительно снижает поступление экспортных пошлин на нефтепродукты в белорусский бюджет, а беспошлинная скидка на российскую нефть для Минска сокращается из-за проводимого в России налогового маневра в нефтяной отрасли. Наконец, в первом квартале Белоруссия не экспортировала собственную нефть из-за приостановки ее поставок из России.

    В результате, если в 2018 году бюджет республики получил 4,1 млрд белорусских руб. (17% всех доходов) от экспортных пошлин на нефтепродукты, производимые из российской нефти, и перетаможки 6 млн т российского сырья, то в 2019 году — уже 3,1 млрд руб. (12,8% доходов), а в первом полугодии 2020 года — 0,3 млрд руб. (3,1%). По итогам 2020 года бюджет Белоруссии недополучит до 4 млрд местных рублей, и половина этих потерь «связана с нефтяным рынком», сообщил 5 августа министр финансов республики.

    Раздутый госсектор

    Госпредприятия играют огромную роль в экономике Белоруссии: на их долю приходится около 43% всей занятости в стране и 70% промышленного производства. На фоне пандемии Лукашенко был вынужден поддерживать производство на госпредприятиях вопреки просадке спроса. Чтобы поддержать занятость и зарплаты в госсекторе, власти активизировали меры финансовой поддержки предприятий, включая реструктуризацию их долгов и так называемые директивные кредиты, указывает BEROC. «В конечном итоге это влияет на финансовую стабильность в масштабе страны, делая ее все более хрупкой и расширяя ее точки уязвимости», — предупреждает центр.

    Экономический прогноз-2020: к чему готовиться и чего опасаться

    Утрата экономического суверенитета — самый неблагоприятный сценарий для Беларуси, считают эксперты.

    За последний месяц практически все авторитетные международные организации ухудшили экономический прогноз по Беларуси. Они ожидают, что белорусскую экономику в 2020 году ждут низкие темпы роста, близкие к стагнации. Этот сценарий разделяют и белорусские экономисты.

    Потенциал белорусской экономики: диагноз кредиторов

    Накануне Нового года многие организации пересматривают прогнозы по Беларуси и говорят о том, что без структурных преобразований в экономике темпы экономического роста в 2020 году будут весьма низкими.

    Так, Всемирный банк полагает, что белорусская экономика в 2020-2021 годах будет замедляться. Рост ВВП прогнозируется на уровне 0,9% в будущем году, и на 0,5% в 2021-м.

    Чуть оптимистичней смотрит на Беларусь наш давний восточный кредитор — Евразийский банк развития, который прогнозирует рост на 1,5% в 2020-2021 годах.

    Международный валютный фонд выдал наименее оптимистичный прогноз и ждет в нашей стране в будущем году рост на 0,3%, то есть фактически стагнацию.

    Немного позитивнее смотрит на нашу страну Европейский банк реконструкции и развития. Согласно прогнозу банка, рост ВВП в Беларуси составит в 2020 году 1,2%. К слову, по сравнению с предыдущим (майским) прогнозом ЕБРР ухудшил прогноз по росту белорусской экономики на 0,6 процентного пункта.

    По мнению ЕБРР, экономические перспективы Беларуси зависят от поступления прямых иностранных инвестиций. К слову, ЕБРР уже несколько лет готовит в нашей стране несколько приватизационных сделок, но пока ни одна из них не привела к притоку прямых иностранных инвестиций.

    «Сделать следующий шаг в развитии Беларусь вряд ли сможет сама, ей потребуются прямые иностранные инвестиции», — прокомментировал по просьбе БелаПАН экономические перспективы Беларуси первый вице-президент ЕБРР Юрген Ригтеринк.

    Приток иностранных инвестиций в Беларусь будет зависеть от исхода приватизационных проектов, считают в ЕБРР.

    «Мы понимаем те опасения, которые испытывало правительство, и осмотрительность к приватизации. Однако очевидно, что в отдельных отраслях (в банковском секторе, в пищевой промышленности) уже созданы условия [для приватизации], и правительству следует сделать следующий шаг», — сказал Ригтеринк.

    По мнению ЕБРР, финансовая стабильность, достигнутая в стране, — важное условие для экономического роста, но недостаточное.

    «Без прорывных шагов по улучшению бизнес-среды, без привлечения инвесторов посредством приватизации и коммерциализации госпредприятий будет очень сложно ускорять темпы экономического роста и сближать уровень жизни в Беларуси с соседними странами», — считает глава представительства ЕБРР в Беларуси Александр Пивоварский.

    В краткосрочной перспективе темпы экономического роста в Беларуси зависят от исхода переговоров с Россией, полагают в ЕБРР.

    «Ожидается, что экономический рост замедлится до 1,3% в 2019 году и до 1,2% в 2020 году. Будущий рост зависит от перспектив Беларуси получить компенсацию за российский налоговый маневр, последствия которого [для белорусской экономики] остаются неясными», — говорится в макроэкономическом обзоре ЕБРР.

    Самый благоприятный сценарий и наибольшая угроза

    Белорусские экономисты в целом разделяют прогнозы международных финансовых организаций и ожидают, что страну ждут низкие темпы экономического роста — в районе 1% (максимум 2%).

    Так, Исследовательский центр ИПМ предполагает, что в 2019-2021 годах темпы экономического роста в Беларуси составят 1,2%, 1% и 0,8% соответственно. Базовый прогноз основывается на том, что Россия не компенсирует нашей стране последствия налогового маневра, и в условиях выпадающих доходов возможностей поддержать рост экономики у властей не будет.

    В свою очередь, Белорусский экономический исследовательско-образовательный центр (BEROC) предполагает, что отдельно в 2020-м возможен рост ВВП на 2% с учетом того, что в будущем году предполагается существенное увеличение предвыборных расходов бюджета (на увеличение зарплат), что позволит увеличить внутренний спрос.

    Однако среднесрочный прогноз у всех независимых экспертов один и тот же: без структурных реформ в экономике рост будет близок к 1-2%, а то и к нулю. К этому сводятся ожидания многих наблюдателей.

    «Низкие темпы экономического роста — это самый вероятный результат при текущем сценарии, поскольку качественных изменений в экономике не происходит», — отметила в беседе с корреспондентом БелаПАН научный сотрудник BEROC Мария Акулова.

    Самый неблагоприятный среднесрочный сценарий, по мнению экспертов, заключается в том, что текущие белорусско-российские нефтегазовые переговоры приведут к постепенной утрате экономического суверенитета.

    К слову, посол Беларуси в России Владимир Семашко на днях заявил, что получить компенсацию за налоговый маневр Беларусь в полном размере сможет в 2022 году после унификации налогового законодательства с Россией.

    К слову, в проекте документов по углублению экономической интеграции с Россией изначально был пункт о принятии единого Налогового кодекса Беларуси и России.

    «Если будет единый Налоговый кодекс, это будет означать, что Беларусь утратит возможность самостоятельно проводить фискальную политику, определять ее в соответствии со своими потребностями. Если мы пойдем на единый Налоговый кодекс с Россией, мы утратим часть экономического суверенитета», — отметил в комментарии для БелаПАН старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук.

    По мнению экспертов, сценарий углубления экономической интеграции с Россией не должен быть основным и единственный вектором внешней политики Беларуси.

    «Переговоры об углублении экономической интеграции с Россией вызывают беспокойство, не хотелось бы попадать под еще большее влияние со стороны Москвы. В Беларуси и в России сейчас низкие темпы экономического роста, и сближение с восточным соседом не принесет нашей экономике дополнительную пользу», — полагает Мария Акулова.

    Для экономического развития необходимо строить отношения не только с Россией, но и учитывать опыт экономической политики западных стран, считают эксперты.

    «МВФ готов предоставить длинные и дешевые средства для проведения реформ в белорусском госсекторе и повышения экономического потенциала страны. Нам нужно искать решение экономических проблем не только на Востоке, но и на Западе», — отмечает Акулова.

    Возможно, в 2020-м, если угроза экономическому суверенитету станет более явной, власти об этом всерьез задумаются. А пока выстраивать экономическую политику с учетом рекомендаций западных кредиторов официальный Минск не спешит, констатируют экономисты.

    «Самый благоприятный сценарий для белорусской экономики — переформатирование политики, готовность проводить структурные реформы по разным направлениям и возобновление переговоров с МВФ о кредитной программе. Однако пока политической воли принять этот сценарий не наблюдается», — резюмировал Дмитрий Крук.

    Ссылка на основную публикацию
    ВсеИнструменты
    Adblock
    detector